Ребенка отдали заниматься по беспереводной (очень сейчас модной) методике. Занятия в игровой форме, ребенку нравятся. Результаты плачевны. Почему?

Во-первых, для начала надо сказать, что беспереводная методика стала бесконечно популярна в противовес грамматико-переводному методу, по которому училось старшее поколение. Мы, родители, когда-то только и делали, что переводили, записывали грамматические правила в тетрадку, и совсем почти не разговаривали.

Естественно, что маятник качнулся в другую сторону. Долой грамматику, долой объяснения на родном языке. Разговариваем, слушаем как правильно и впитываем это знание.

Теперь скажу страшную вещь. И грамматико-переводной метод, и беспереводная методика – это две крайности, которые с большинством учащихся не работают.

А работает, как обычно, золотая середина, набор техник и упражнений, которые позволяют развивать все навыки одновременно, без перекоса в какую-либо сторону.

У сторонников беспереводной методики есть очень красивый аргумент: мы учимся говорить на родном языке, не изучая грамматику, не делая бесконечное количество упражнений. Почему же нельзя так же учить иностранный язык? – Очень просто. Давайте посчитаем количество часов, которые ребенок слушает родную речь с рождения и сравним с двумя часами занятия языком (плюс пара часов выполнения домашней работы). Годы постоянного впитывания образцов речи против нескольких часов в неделю.

В книге Торнбэри (Scott Tornberry, один из ведущих методистов, автор многочисленных учебников по методике преподавания) приводится цифра — 1 год нахождения в среде равен 18(!!!) годам изучения языка в классе вне среды, в среднем.

Кроме того, очень часто дети (да и взрослые) делают неправильные выводы об изучаемых словах и конструкциях. Одна моя ученица рассказывала, что, когда училась в англоязычной стране на курсах, часто пользовалась он-лайн — переводчиком, чтобы убедиться, что она правильно угадала значение слова. Но там другого выхода не было – учитель не владел языком студента.

Когда же мы знаем родной язык, здравый смысл подсказывает, что хорошо бы проверить, как понял слово ученик, и не сделал ли он ошибочных выводов. Здесь надо добавить, что некоторые ведущие методисты прямо призывают учителей использовать родной язык на уроках. Более того, никто, вообще никто, из известных англоязычных методистов с именем, авторов книг не запрещает использование родного языка в умеренных количествах. Идея же о запрете родного языка несколько лет назад почему-то появилась в головах у руководителей крупных сетей языковых школ (в основном в Москве) и, к сожалению, получила популярность у населения.

Что касается грамматики, которую ребенок должен впитать на слух, то очень часто, услышав речевую модель, он делает свой (ошибочный) вывод об ее использовании, и начинает применять. Если эти ошибки не исправлять сразу, потом с ними будет сложно бороться.

Значит ли это, что шестилетним надо диктовать правила о Present Perfect? – Конечно, нет! Есть множество способов преподнести правило легким и доступным для восприятия способом, используя сказки (Трехголовый змей am/is/are), картинки (переходим ручей по трем мостикам – все те же формы глагола to be), плакаты с историями и т.д.

«А вон тот ребенок занимался по беспереводной методике и у него получилось!» – Для начала узнаем, сколько на самом деле занимался ребенок. Возможно, у него няня, говорящая по-английски, или родители регулярно разговаривают на иностранном языке, или подбирают обучающие книжки и мультики, так что ребенок постоянно слышит английскую речь. Все это несравнимо с нашими обычными 2-мя – 4-мя часами в неделю.

Хочется, конечно, сослаться и на авторитетные источники, а не только на свой опыт. Вот, например, Dorothy Zemath, всемирно известный преподаватель, автор учебников, ведущий методист, на конференции NATE в 2017 году рассказывает об исследовании, проводившемся в Японии: за последний десяток лет качество знаний английского языка существенно снизилось из-за повсеместного распространения коммуникативной методики.

Вывод: Не все золото, что блестит. Не все, что модно, на самом деле работает.