Второй вопрос, который родители обычно задают – про методику.

У меня, правда, есть ощущение, что на самом деле родители хотят убедиться, что их детей будут учить не так, как их самих – чтение-перевод, чтение-перевод, London is the capital

Некоторые родители, вероятно, хотят услышать ласкающее ухо слух слово “коммуникативный” как гарантию того, что дети смогут общаться на иностранном языке.

Однако, некоторые мои взрослые ученики рассказывают, что и в коммуникативной методике успели разочароваться, потому что на курсах им ничего не объясняли и не исправляли ошибки, и теперь, хоть они говорят, но сами ужасаются количеству ошибок в своей речи.

Нет в мире совершенства? – Есть, конечно же! Но наши взгляды на методику придется пересмотреть 😊

Дело в том, что неправильно противопоставлять грамматико-переводной и коммуникативный методы. Есть ведь еще и аудиолингвальный метод, и суггестопедия, и лексический подход (который становится все более популярным), и многие другие.

Опытный учитель, соответственно, использует не одну методику, а комбинирует приемы из нескольких для достижения наилучшего эффекта.

Пример:

Когда мы работаем с маленькими детьми, мы обязательно используем TPR (метод полного физического реагирования). Это значит, что когда мы учим слова бегать, прыгать, летать, мы имитируем эти действия. Когда мы повторяем слова стол, стул, окно, мы подходим и дотрагиваемся до этих предметов.

Когда мы учим слова (и с детьми, и со взрослыми), мы вспоминаем про лексический метод, согласно которому слова эффективнее учить в контексте. Вместо завтрак, ложка, уроки, мы выучим на завтрак, есть ложкой, делать уроки.

The Silent Way (Молчаливый Метод) учит нас, преподавателей, слушать и слышать ученика, поощрять самостоятельную работу.

Этот список можно продолжить.

Вывод: если преподаватель владеет различными техниками и приемами работы, волноваться о выборе методики не стоит.